Category Главная

Памятники разрушались


Первый известный исследователь Куликова поля — Степан Нечаев (17921860 гг.) — декабрист, поэт, деятель образования и просвещения, краевед. Он первым стал систематически собирать находки на месте сражения, которое находилось на территории его имения, собрал внушительную коллекцию (от нее сохранилось лишь несколько предметов), ставшую основой созданного им музея в своей усадьбе Полибино. Он же первым попытался исследовать само поле и привязать описанный в летописях ход битвы к реальной местности. Многие историки особо отмечают, что Нечаев «нашел» место битвы именно в своем маленьком имении, что внушает сомнения в объективности историка-любителя.
В 1836 г. император Николай I утвердил эскиз чугунного обелиска, а в 1850 г. памятник в честь победы на Куликовом поле был торжественно открыт.

В честь 500-летнего юбилея битвы в 1865-1894 гг. в селе Монастырщино, там, где по легенде захоронены павшие воины, был построен храм Во имя Рождества Богородицы в память о дне, когда произошла Куликовская битва.

В начале XX в. решено было построить на месте битвы храм Сергия Радонежского на Красном холме. Проект храма выполнил знаменитый архитектор Алексей Щусев (1873-1949 гг.), строительство велось вплоть до 1917 г. и не было доведено до конца из-за начавшейся революции и гражданской войны.

Памятники разрушались, пострадало и само поле от войн и хозяйственной деятельности. В середине 1960-х гг. стараниями историков Куликово поле стало филиалом Тульского областного краеведческого музея. Была проведена реставрация храмов Сергия Радонежского и Рождества Богородицы, а также памятника Дмитрию Донскому, да и само поле стали охранять. Начались регулярные научные раскопки, было сделано несколько интересных находок. Среди них — нательные кресты, наконечники копий, дротиков и стрел, пластины доспехов, ножи, пряжки, кресала, детали удил.

Read More

Русские полки


Великий князь владимирский и московский Дмитрий I Иванович (1350— 1389 гг.), позднее прозванный Донским за победу в Куликовской битве, узнал о передвижении войск противника. В кратчайший срок он собрал в Коломне рать численностью до 150 тыс. чел. (по современным данным — не более 20-30 тыс.). Первоочередной задачей было помешать Мамаю отойти к Оке, где он намеревался соединиться с союзниками. Немедля ни дня, Дмитрий выдвинул все силы навстречу противнику к верховьям Дона.

Утром 8 сентября 1380 г., в день Рождества Пресвятой Богородицы, русские войска заняли позиции на Куликовом поле. Следуя испытанной в боях с ордынцами тактике (к слову, перенятой русскими у них же), князь Дмитрий повелел одному полку, прозванному Засадным, укрыться в Зеленой Дубраве и до личного приказа князя в бой не вступать, как бы не сложилась ситуация на поле боя.

Русские полки развернулись в боевой порядок лицом на юг, за спиной у них были Дон и Непрядва. Здесь, между балкой Рыбий верх и рекой Смолка, местность была покрыта густым лесом, так что фронт составил не более полутора километров. Князь Дмитрий полагал, что в таком случае Мамаю придется наступать в узком коридоре. И тогда ордынец не сумеет развернуть войско для охвата с фланга, как обычно кочевники наступали у себя в открытых степях.

Конница Мамая обрушилась на Передовой полк, который погиб, но сдержал наступление ордынцев. Ордынцы неистово атаковали, русские ожесточенно сопротивлялись, причем сам князь бился в доспехах рядового воина. Ордынцы навалились всей силой, русским грозили окружение и гибель.

И вот тогда-то вступил в бой Засадный полк. Свежие силы русского войска тут же изменили ситуацию: ордынцы запаниковали и обратились в бегство. До самой темноты за ними гонялись русские отряды.

Главный итог Куликовской битвы: пусть она не привела к избавлению от монгольского ига, но стала первым большим и успешным сражением объединенного русского войска против Орды, что способствовало возвышению Москвы над остальной Русью.

Read More

Согласно названным летописям

О Куликовом поле как месте грандиозной битвы можно судить по историческим рукописным источникам, составляющим так называемый Куликовский цикл. Самые известные из них — памятники древнерусской литературы с минимумом информации и массой недостоверных сведений: «Задонщина» (конец XIV — начало XV в.) и «Сказание о Мамаевом побоище» (XV в.).

Согласно названным летописям, на берегу реки Непрядвы, неподалеку от ее устья, и находится место, где 8 сентября 1380 г. произошло знаменитое сражение (Донское или Мамаево побоище), в котором соединенные силы русских князей под предводительством Дмитрия Донского разгромили татарское войско Мамая.
Куликовская битва стала итогом похода узурпатора западной части Золотой Орды темника и бекпярбека Мамая (около 1335-1380 гг.). Причин для нового вторжения в русские земли у него нашлось несколько. Здесь и обеспокоенность усилением покоренной в XIII в. Руси, и жажда отомстить за поражение мамаевых полчищ в битве на реке Воже в 1378 г., и желание заставить Москву платить двойную дань. Последнее кажется самым убедительным, так как Москва воспользовалась неразберихой в Орде и с 1374 г. прекратила отправлять туда дань. Мамай же крайне нуждался в средствах, чтобы сохранить войско и победить в борьбе за власть в Золотой Орде.

В 1380 г. Мамай привел с собой на Русь 150-тысячное войско (по другим данным — не более 30 тыс. чел.) и ожидал подхода отрядов союзников — литовского князя Ягайло, фрязов — итальянских наемников из Крыма, черкесов и др. С началом лета громадная армия покинула ставку Мамая в низовьях Дона и направилась вверх по течению.

Read More

В наше время

Правда, и забраться по наклонной стене проще, но осаждающим должен был помешать ров с водой. Строители сначала обнажили основание будущей стены, сложили стены и лишь впоследствии заполнили ров водой. Вот почему кажется, что стены словно бы вырастают из застоялой воды, чей зеленый цвет — из-за обилия мелких водорослей. Противоположный берег рва намеренно оставлен плоским и низким, чтобы осаждающие крепость вынуждены были передвигаться по открытой местности.

В наше время стены во многих местах покрылись мхом, а на них разрослись обширные рощи сакуры.

Главная башня, или Тэнсюкаку (в переводе с японского языка — «Верховный небесный защитник»), — высокая пятиэтажная постройка, дважды восстановленная после 1585 г. — в 1626 и 1931 гг. Под башней — еще три подземных уровня, отрытых в холме.

По углам стен сохранились двухтрехъярусные башни — суми-ягуро (угловые), в которых проделаны иси-отоси — отверстия для сбрасывания камней, в европейских замках именуемые бойницами-машикулями.

Внутреннее пространство замка сплошь вымощено камнем, причем это довольно большие блоки. Необходимость такой прочности объяснялась климатом места: в этом районе Японии дожди идут часто, и защитникам замка было бы трудно оборонять его, передвигаясь от стены к стене по пояс в грязи.

Во дворе находится колодец Кин-мейсуи, снабжавший замок водой, интересный тем, что его сруб вырезан из громадного цельного камня.

В числе исторических достопримечательностей замка — то самое медное орудие, которое решило судьбу замка в 1615 г., а также памятный знак на том месте, где покончили с собой Хидэёри и его мать Едогими.

Read More

Камень добывали в горах


Власть дайме Тоётоми Хидэёси была столь же велика, сколь и жестокость, с которой он расправлялся с провинившимися. Поэтому, когда Хидэёси занялся перестройкой замка в Осаке, со всей страны сюда потянулись караваны повозок с камнями для строительства, присланными в подарок безжалостному тирану. До наших дней в парке замка сохранилось подобие «сада камней», в котором собраны образцы этих «подарков».

Камень добывали в горах провинций Кавати и Харима, а также на островах Сэто-найкай во Внутреннем Японском море и оттуда судами доставляли на стройку. В отдельные дни в бухту Осаки заходила тысяча судов, груженных камнем. Но и этого было мало, и тогда использовались камни из стен расположенных неподалеку буддийских храмов и монастырей, а также древние надгробные плиты.

Строительство шло тяжело, работы были масштабные, в них одновременно было занято 20-30 тыс. чел.

Стены замка построены с учетом сейсмичности: внешняя поверхность сделана наклонной, камни уложены без скрепляющего раствора и держатся только за счет трения и гравитации. Нужно очень сильное землетрясение, чтобы разрушить стену, в которой камни свободно движутся относительно друг друга.

Стены замка сложены из больших камней, аккуратно обтесанных, но зачастую неправильной формы, чтобы придать дополнительную прочность стене в местах сцепления этих солидных блоков.

«Тысяча глаз» замка в Осаке — на самом деле бойницы, но искать их сегодня бесполезно. В старину на каменных стенах ставили другие стены — из прутьев, глины и щебня, покрытые черепицей или бамбуковой дранкой. В этих стенах, от которых сегодня и следа не осталось, и были проделаны бойницы.

Read More

Затем в период возрождения


Впоследствии замок неоднократно сгорал дотла: в 1665 г. в главную башню ударила молния, а в 1868 г. он стал жертвой столкновений во время ликвидации сегуната Токугава в эпоху Реставрации Мэйдзи.

До 1931 г. в замке находился арсенал, изготавливались оружие, боеприпасы и динамит. Во время Второй мировой войны в арсенале работало около 60 тыс.чел.

Затем в период возрождения имперского духа Японии главная башня была отстроена заново — в железобетоне.

В августе 1945 г., в конце Второй мировой войны, замок попал под американские бомбежки. Восстановили его только к 1995-1997 гг.

Read More

Строительство замка Осака


Строительство замка Осака началось уже в 1583 г. там, где ранее стоял храм Исияма Хонгандзи. Причиной такого выбора стал не тот факт, что здесь был храм — святилище, а то, что само место было очень удачно расположено с точки зрения фортификации. Когда замок был построен, он стал еще и защитником торгового пути в этот район через Внутреннее море из Китая.

Строительство внешних стен было закончено только в 1598 г. За время правления Тоётоми Хидэёси прилегающая к замку территория, которую сегодня занимает второй по величине город Японии Осака, стала центром всей японской хозяйственной деятельности.

При Тоётоми Хидэёси никто не рискнул брать замок в Осаке приступом. Но впоследствии такие попытки предпринимались по меньшей мере дважды.

В 1614 г. 200 тыс. воинов сегуна Иэясу Токугава осадили замок, обороняемый гарнизоном Хидэёри — сына Хидэёси. Взять крепость сходу Току-гаве не удалось, хотя он и сумел засыпать ров с водой — главный участок обороны замка, пожертвовав жизнью 10 тыс.своих воинов.

В 1615 г. войска Токугавы снова подступили к стенам замка. На этот раз они привезли с собой медные пушки, проданные им голландцами. Достаточно было выпустить одно ядро, которое едва не оторвало голову самому Хидэёри, как замок сдался и был сожжен. В 1620 г. Токугава повелел отстроить замок и расширить его.

Read More

После кончины Оды Нобунаги


Японские историки настаивают на том, что самым первым в Японии замком в его классическом понимании — с мощными каменными стенами и высокой главной башней — является именно Адзути, построенный возле озера Бива по приказу Оды Нобу-наги (1534-1582 гг.) — военного и политического правителя Японии, положившего начало ликвидации феодальных междоусобиц и объединению страны.

После кончины Оды Нобунаги (преданный своими военачальниками, он совершил харакири) власть в Японии перешла к его преемнику Тоётоми Хи-дэёси. Уязвленный тем, что народ более почитает не его, а Оду Нобунангу, новый властелин страны решил добиться уважения строительством еще более сильной крепости, чем замок Адзути.
Надо знать еще и то, что с юных лет Тоётоми Хидэёси мучился от осознания собственного неблагородного происхождения. Сын простого дровосека, он еще в молодые годы поставил перед собой цель стать самураем. С этой целью он сменил множество хозяев, служил нескольким военачальникам, пока не достиг высшей административной должности при дворе правителя Японии. Талантливый стратег, он добился уважения солдат после нескольких удачных битв и штурма крепостей. Поддержка солдат помогла ему узурпировать власть после того, как его хозяин вскрыл себе живот, таким образом спасаясь от позора.

Новому замку суждено было сыграть ключевую роль в японской истории конца XVI — начала XVII в.

Read More