Охотники-эвенки

Охотники-эвенки никогда не брали от тайги больше, чем им было нужно. Но арендаторов интересовал барыш. В результате популяция баргузинского соболя была подорвана без малого за полвека. Восстановить ее удалось лишь благодаря усилиям первых руководителей заповедника — Константина Забелина и Зенона Сва-тоша. Оба участвовали в той самой экспедиции Доппельмаира, в ходе которой было установлено, что во всем огромном Подлеморье обитает не более 30-40 соболей. Вместе Забелин и Сватош занимались организацией соболиного питомника, описанием фауны и влоры, охраной территории.
Усилия родоначальников отечественного заповедного дела не пропали даром: через четверть века популяция соболя в Баргузинской тайге была восстановлена.

ПОСЕЛОК УСТЬБАРГУЗИН. ОТ ЗДЕШНЕЙ ПРИСТАНИ В 1914 ГОДУ ОТЧАЛИЛ ПАРОХОД

«Святой Феодосий» с экспедицией Доипельма-ира на борту. И в наши дни отсюда начинают свой путь по Байкалу гости национального парка и заповедника.

Молодой директор «Заповедного Подлемо-рья» Михаил Овдин работает почти что в круглосуточном режиме — к текущим делам прибавилась подготовка к столетнему юбилею. Но он рад встретить нас, и мы вместе обедаем в уютном кафе, знаменитом отменной бурятской кухней. Он рассказывает нам последние новости — как раз в эти дни омуль наконец пошел на нерест в реки Большой и Малый Чивыркуй -на месяц позже обычного. Среднегодовой заход рыбы на сегодня снизился в пять раз — это критическая ситуация, сейчас ставится вопрос о полном запрете промысла. «Кроме охраны, важнейшая для нас задача — мониторинг, — говорит Овдин. — Мы сейчас начинаем исследования по всем основным нерестовым рекам национального парка и заповедника. Закупаются акустические комплексы для оценки популяции рыб, которые заходят в реки. Если раньше методом учета рыбы был отлов, то теперь мы сможем не наносить ущерба популяции».

Ученые, работающие непосредственно на территории, видят и знают гораздо больше тех, кто приезжает сюда лишь на сезон. Они владеют бесценной первичной информацией о жизни заповедной природы. «У нас хватает плохо изученных видов, — рассказывает директор. — Например, северный олень Баргузинского хребта — подвид, о котором крайне мало сведений. Исторически им занимались лишь один-два исследователя. Интересный проект, который мы планируем осуществить, — воспроизводство тайменя. Только на территории заповедника остались реки, где есть стабильная популяция этой рыбы».

Директор делится планами возобновить исследования соболя — с помощью радиоошейников и фотоловушек. Телефонный звонок прерывает наш разговор. Овдин перебрасывается несколькими фразами с собеседником. «Катер на Давшу уходит завтра, — Михаил смотрит на нас. — Пойдете?».

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>