СВИСТ ВЕТРА, РОВНЫЙ ГУЛ ПОДВЕСНОГО МОТОРА.

Легкий катер режет воду Чивыркуй-ского залива. Едва приехав, мы с фотографом Сергеем Шитиковым отправились в рейд с оперативной группой «Баргузин». Команда во главе со старшим госинспектором Артуром Мурзахановым исследует в бинокль береговую линию. Командир общается с подчиненными полусловами, взглядами, жестами. Ветеран-спецназовец, Мурзаханов пришел в заповедник меньше двух лет назад. Набрал в команду таких же профессионалов, как и сам. Директор пошел навстречу, обеспечив жильем, снаряжением и транспортом. В первую же осень 2015 года, в период нереста омуля, Артур и его команда беспощадно изгнали браконьеров из Чивыркуй-ского залива. Теперь бойцы Мурзаханова называют себя не иначе как «заповедный спецназ».

Заснеженные вершины Баргузинского хребта светятся на фоне неба, темная хвоя кедровников оттеняет золото лиственниц. Карабины пока в чехлах — на Байкале спокойно. Это передышка после резкого похолодания и первого снега. Но все понимают: ненадолго.

«За сутки на воду выходило около 50 лодок! — рассказывает Мурзаханов. — А каждая лодка — это полторы-две тонны рыбы. Я сам слышал, как браконьеры говорили: “Мы отдали им Чивыркуйский залив, но Баргузинский не отдадим”».

Чивыркуйский и Баргузинский заливы — акватории-соседи, разделенные перешейком полуострова Святой Нос, бывшего когда-то островом. Сейчас Святой Нос — часть Забайкальского национального парка, входящего в Заповедное Подлеморье. Чивыркуйский залив, лежащий к северу от перешейка, — «рыбный садок» Байкала, одно из немногих уцелевших нерестилищ всех видов рыб, обитающих в озере.
расхожее мнение, что браконьерство непобедимо, — говорит Мурзаханов. — А мы решили развенчать этот миф, и развенчаем. Иначе омулю в ближайшие годы угрожает такая же судьба, как когда-то баргузинскому соболю».

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>